Записки о бизнесе и не только

Оливье Кессон - Orange

Интервью Оливье Кессона, коммерческого директора Orange Business Services Россия

Александр Жоао (CCI France Russie): Здравствуйте, господин Кессон! Спасибо за теплый прием в Вашем доме. Не могли бы вы для начала в нескольких словах объяснить, как вы приехали в Россию?

Оливье Кессон: С удовольствием. Я работаю в Orange с десяток лет, в течение которых занимал различные посты, связанные с коммерческими делами, первое время – во Франции. Я был директором по продажам и региональным директором, прежде чем выйти на международный уровень.

Перед отъездом в Россию я был ответственным за коммерческие изменения для крупных клиентов и за повышение эффективности бизнеса в наших дочерних компаниях. Я работал в Париже вместе с моей командой консультантов, но не менее трех недель каждый месяц проводил в филиалах компании за границей. Параллельно я был executive sponsor проекта для России, и на практике моя деятельность была направлена на содействие развитию отношений между нашей дочерней компанией на месте и группой в целом, мы предоставляли поддержку и приглашали качественных экспертов на места.

Все это приводило меня в Россию примерно каждые два месяца, чтобы контролировать отдел продаж и другие задачи нашего представительства в стране. Постоянная работа за рубежом была моей давней мечтой, и после 5 лет консалтинга я подумал, что пришло время ее реализовать. Моим детям было уже 8 и 11 лет – это было хорошее время, чтобы рискнуть! И потом, для меня это было интересным вызовом, семейным и профессиональным приключением и важным шагом в моей карьере: поэтому, когда мне предложили должность коммерческого директора в России, я сказал «да» достаточно быстро.

И не было никаких опасений или беспокойства перед тем, как обосноваться в России?

Оливье Кессон: И да, и нет. Это вовсе не был прыжок в неизвестность, ведь я уже провел здесь какое-то время в ходе моих предыдущих поездок, хотя, конечно, это не одно и то же... Когда приезжаешь на некоторое время, тут есть небольшой отель, шофер, спланированное расписание дел… ты прочно окутан облаком комфорта. Приезд на постоянное жительство с женой и детьми – это что-то другое. В сознании моих соотечественников переезд в Россию – далеко не самое простое событие для понимания. Но в повседневной жизни, и, особенно, для моей семьи, мы нашли в Москве настоящее качество жизни. Мои дети любят эту новую жизнь, свою школу, своих друзей... Моя жена приобрела множество новых знакомых: в целом опыт будет полезным для всех! Мы научились любить Россию, и хорошие, и непростые стороны жизни в этой стране, это не всегда легко, но когда мы сами здесь, наше представление о стране сильно меняется. Когда мы разговариваем с нашими французскими друзьями, мы с женой рассказываем только хорошее о нашей жизни в Москве, и часто люди этому так удивляются! Я им объясняю, что здесь есть миллиарды вещей, которыми можно заняться каждый уик-энд... Ну да, русские на улице не улыбаются, но, в этом плане, Россия не так уж отличается от парижского метро. Но как только контакт установлен, россияне в целом дружелюбные. Конечно, надо иметь в виду, что, когда люди идут в супермаркет в субботу утром в огромной толпе, они будут толкаться, это неизбежно...

И какой аспект московской жизни вы больше всего оценили?

Оливье Кессон: Без сомнения, то, что здесь все доступно 24 часа в сутки! Когда я вернусь однажды во Францию, жить будет определенно сложнее. Здесь можно поесть в любое время, это позволяет сделать день более плотным, успеть сделать больше. Я еще не езжу в магазин Леруа Мерлен в 3 часа утра, как некоторые, но я считаю, что очень хорошо иметь такую возможность... Неудобство, если можно так выразиться, в том, что Москва – это город, который высасывает действительно много энергии, темп жизни здесь очень быстрый! Но это входит в правила игры, нужна выносливость, чтобы жить здесь. И это хорошо.

С другой стороны, то, что я очень ценю в России – это то, как люди открываются в ходе обсуждений, разговоров. На уровне языка, например: когда мы пытаемся немного говорить по-русски, демонстрируем добрую волю, появляются улыбки, и вам помогают очень искренне. Я жил в Лионе и Бордо, там с этим сложнее: люди там часто более закрыты, нежели в Москве.

Чего вам больше всего не хватает по сравнению с Францией?

Оливье Кессон: Полгода назад я бы сказал – хорошего хлеба. Но сейчас уже не так: конечно, моего багета и круассанов мне очень не хватает, но в итоге я нашел хлеб хорошего качества, остается найти круассаны... Потом, по сравнению с Францией мне, конечно, немного не хватает моря, и конечно, солнца (я жил в Бордо!), особенно зимой. К счастью, позитивные чувства, что я испытываю каждый день здесь, как правило, все это с лихвой компенсируют. А потом, чтобы было солнце, всегда можно уйти в отпуск…

Исходя из вашего опыта, могли бы высказать, что с русскими работать легко?

Оливье Кессон: Хороший вопрос! Да и нет. Да, потому что русские – исключительные профессионалы, старательные, с впечатляющим уровнем образования. Здесь очень сильная научная культура. И есть также различия в методах работы. Культура проекта, например, здесь по-настоящему не представлена. Это подразумевает, что работа менеджемента достаточно регулярная и однообразная: идея достижения результата присутствует, но вопрос «что сделать, чтобы его добиться» по-настоящему не укоренился в умах.

Впрочем, этот момент часто дает иностранцам сигнал использовать здесь методы совместной работы. С точки зрения желания и энтузиазма все очень положительно, есть желание делать хорошо, есть огромный профессионализм: надо просто развивать новые методы работы, чтобы применять свои таланты в совместной деятельности.

Сложно ли установить доверительные отношения с Вашими партнерами, клиентами, визави?

Оливье Кессон: В бизнесе, я бы сказал, быть экспатом – это одновременно и плюс, и вызов. Для такой международной и глобальной компании, как наша, это позволяет привнести иные видение и дискурс, дополняющие позицию другой части наших команд. Но это также вызов, потому что всегда есть скептицизм: постоянный проверки, испытыния. Конечно, для обеспечения максимальной эффективности моя команда и я, мы внутри себя определяем людей, отвечающих за те или иные функции и потребности: каждый из них имеет закрепленных за ними партнеров.

У ваших русских партнеров есть какие-то особенные, характерные требования?

Оливье Кессон: Да нет, особенных нет. В области продаж многое зависит от личных отношений. Тем более в России, где на первом месте – лояльность к человеку, а потом уже – лояльность к компании. Но я много работал в Марокко и Египте, и это было, в целом, то же самое: личные отношения были в центре всего. Не будем забывать, что в конечном итоге бизнес остается человеческой историей, даже если весь процесс принятия решений чрезвычайно обезличен и отстранен, окончательный вывод всегда остается эмоциональным решением, принятым двумя людьми.

Но это решение не приходит из ниоткуда, есть правила: за их соблюдением следит наш юридический отдел, и Orange Business Services установил очень жесткую антикоррупционную политику. Не нужно думать, что это особенность бизнеса в России- то же самое существует у нашей компании в Европе, Африке... У нас в этом плане бескомпромиссная политика, и это позволяет нам заключать контракты.

Касаясь личного пространства… Каково ваше лучшее воспоминание из профессиональной жизни через год после приезда в Россию?

Оливье Кессон: Я бы сказал – это то, каким образом наша команда боролась, чтобы «закрыть» год. Мы ставим перед собой амбициозные цели в плане роста: наша штаб-квартира в Париже ждет от России многого. Учитывая, что для Orange, как и для других компаний, мировая конъюнктура сейчас непроста, группа во многом рассчитывает на Россию в своей стратегии роста, и это несмотря на последние события... Наша команда действительно приложила большие усилия, чтобы добиться своих целей, все были полны единым коллективным духом и желанием успеха. До 31 декабря все по-настоящему боролись, чтобы "закрыть" год. Такой общий успех – это прекрасный опыт для менеджера

А какое воспоминание – самое худшее?

Оливье Кессон: Ничего страшного.

Никакой волокиты?

Оливье Кессон: Есть, конечно, но это часть жизненных рисков.

Поговорим о Вашем рабочем дне. Что вы делаете в первую очередь, когда утром приходите в офис?

Оливье Кессон: Я подписываю контракты, подготовленные накануне, вместе с кофе! Я приезжаю в 7-30, и мне достается целых полтора часа покоя, это – то, что остается от времени, занятого собраниями, встречами с клиентами и управлением командами.

Наша неделя достаточно распланирована, в понедельник мы изучаем результаты прошедшей недели, смотрим, что нужно скорректировать в нашей деятельности, вторник-среда-четверг – это встречи с клиентами и внутренние собрания, пятница также посвящена самым разнообразным внутренним вопросам. В общем, мой рабочий день кончается примерно к 20 часам. Но после полутора часов в семье начинается второй: я занимаюсь всей той почтой, которую не успел прочесть днем. Надо сказать, что время проходит очень быстро, но у меня абсолютно нет ощущения, будто мне его не хватает. Надо сказать, что я многое успеваю сделать в выходные. Это занятия спортом для детей, это визиты, гости... Зато я жертвую шансом подольше поспать.

Есть ли у вас любимое место в Москве?

Оливье Кессон: Это банальный ответ, но Красная площадь останется для меня навсегда чем-то мифическим, романтическим и прекрасным, особенно – во время заката солнца на фоне собора... Все это можно сотни раз видеть по телевизору и на почтовых открытках, но находиться там самому – это волшебно! Потом, в Москве есть такие невероятные места. Три недели назад нашего сына пригласили на день рождения его одноклассника поиграть в пейнтбол. Это было очень близко к парку Горького, в полностью заброшенном месте, и посередине пустыря – этот пейнтбол. Это тоже Москва – расположение рядом таких необычных вещей в местах, по-настоящему странных. Чтобы действительно открыть для себя Россию, нужно выйти за очерченные рамки, заглянуть как вперед, так и назад поверх нарисованных схем, и вас буду ждать сюрпризы.